Статья 8. Право собственности на водные объекты

1. Водные объекты находятся в собственности Российской Федерации (федеральной собственности), за исключением случаев, установленных частью 2 настоящей статьи.

2. Пруд, обводненный карьер, расположенные в границах земельного участка, принадлежащего на праве собственности субъекту Российской Федерации, муниципальному образованию, физическому лицу, юридическому лицу, находятся соответственно в собственности субъекта Российской Федерации, муниципального образования, физического лица, юридического лица, если иное не установлено федеральными законами.

3. Право собственности Российской Федерации, субъекта Российской Федерации, муниципального образования, физического лица, юридического лица на пруд, обводненный карьер прекращается одновременно с прекращением права собственности на соответствующий земельный участок, в границах которого расположены такие водные объекты.

4. Пруд, обводненный карьер, указанные в части 3 настоящей статьи, могут отчуждаться в соответствии с гражданским законодательством и земельным законодательством. Не допускается отчуждение таких водных объектов без отчуждения земельных участков, в границах которых они расположены. Данные земельные участки разделу не подлежат, если в результате такого раздела требуется раздел пруда, обводненного карьера.

5. Естественное изменение русла реки не влечет за собой прекращение права собственности Российской Федерации на этот водный объект.

6. Формы собственности на подземные водные объекты определяются законодательством о недрах.

Комментарий к статье 8 ВК РФ

В части первой комментируемой статьи устанавливается форма собственности на водные объекты. Все водные объекты в РФ находятся в федеральной государственной собственности. Из этого правила есть исключения, и касаются они вопросов собственности на водные объекты следующих участников водных отношений - субъекта РФ, муниципального образования, физического лица и юридического лица. Комментируемая статья имеет ряд особенностей. Во-первых, часть вторая гласит, что пруд, обводненный карьер, расположенные в границах земельного участка, принадлежащего на праве собственности субъекту РФ, муниципальному образованию, физическому лицу, юридическому лицу, находятся соответственно в собственности субъекта РФ, муниципального образования, физического лица, юридического лица, если иное не установлено федеральными законами. Таким образом, собственность на эти водные объекты определяется через собственность на земельные участки. Во-вторых, данная статья будет применяться с учетом положений статьи 7 Федерального закона от 3 июня 2006 г. N 73-ФЗ (ред. от 14.07.2008) "О введении в действие Водного кодекса Российской Федерации". В этом Законе под земельными участками, в границах которых расположены пруд, обводненный карьер, понимаются земельные участки, в состав которых входят земли, покрытые поверхностными водами, в пределах береговой линии. Это определение земельного участка применимо ко всем отношениям ВК РФ, связанным с использованием или с оборотом отдельных водных объектов (прудов и обводненных карьеров).

Обратимся вновь к положениям ст. 7 Федерального закона N 73-ФЗ "О введении в действие Водного кодекса Российской Федерации", которые устанавливают, что:

- земельные участки, в границах которых расположены пруд, обводненный карьер, являются собственностью РФ, если указанные водные объекты находятся на территориях двух и более субъектов РФ или указанные земельные участки отнесены федеральными законами к федеральной собственности;

- земельные участки, которые не находятся в собственности РФ и в границах которых расположены пруд, обводненный карьер, являются собственностью субъектов РФ, если указанные водные объекты находятся на территориях двух и более муниципальных районов, городских округов или указанные земельные участки отнесены федеральными законами к собственности субъектов РФ;

- земельные участки, которые не находятся в собственности РФ, субъектов РФ, граждан, юридических лиц и в границах которых расположены пруд, обводненный карьер, являются собственностью муниципальных районов, если указанные водные объекты находятся на территориях двух и более поселений или указанные земельные участки находятся на территориях муниципальных районов вне границ поселений;

- земельные участки, которые не находятся в собственности РФ, субъектов РФ, муниципальных районов, граждан, юридических лиц и в границах которых расположены пруд, обводненный карьер, являются собственностью поселений, городских округов.

Согласно части третьей комментируемой статьи право собственности РФ, субъекта РФ, муниципального образования, физического лица, юридического лица на пруд, обводненный карьер прекращается одновременно с прекращением права собственности на соответствующий земельный участок, в границах которого расположены такие водные объекты. Возникает естественный вопрос, а каким образом может прекратиться право собственности на соответствующий земельный участок, если в целях комментируемого Кодекса определено, что под земельными участками, в границах которых расположены пруд, обводненный карьер, понимаются земельные участки, в состав которых входят земли, покрытые поверхностными водами, в пределах береговой линии. В таком случае для разрешения данной коллизии, видимо, необходимо следовать определению земельного участка, приведенному в ЗК РФ (ст. 11.1 - земельным участком является часть земной поверхности, границы которой определены в соответствии с федеральными законами). Необходимо также обратить внимание на ст. 102 ЗК РФ, которая гласит, что к землям водного фонда относятся земли: 1) покрытые поверхностными водами, сосредоточенными в водных объектах; 2) занятые гидротехническими и иными сооружениями, расположенными на водных объектах. А на землях, покрытых поверхностными водами, не допускается образование земельных участков.

Вывод: право собственности РФ, субъекта РФ, муниципального образования, физического лица, юридического лица на пруд, обводненный карьер может быть прекращено одновременно с прекращением права собственности на соответствующий земельный участок, в границах которого расположены такие водные объекты, только в том случае, если соответствующим образом были образованы земельные участки, определены границы земельного участка, выделены в натуре с межеванием границ, осуществлен государственный кадастровый учет и государственная регистрация прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

Частью четвертой комментируемой статьи предусматривается, что пруд, обводненный карьер (указанные в части 3 рассматриваемой статьи) могут отчуждаться в соответствии с гражданским законодательством и земельным законодательством. Правда, ГК РФ и ЗК РФ содержат взаимные отсылки друг другу, что в определенной мере усложняет оборот земель и других природных ресурсов. Вернее сказать, запутывает, а это прямой путь к злоупотреблениям со стороны заинтересованных лиц. Статья 129 ГК РФ гласит, что земля и другие природные ресурсы могут отчуждаться или переходить от одного лица к другому иными способами в той мере, в какой их оборот допускается законами о земле и других природных ресурсах. Статья 52 ЗК РФ предусматривает, что отчуждение земельного участка его собственником другим лицам осуществляется в порядке, установленном гражданским законодательством, с учетом предусмотренных статьей 27 настоящего Кодекса ограничений оборотоспособности земельных участков. Пруд и обводненный карьер не относятся к объектам, ограниченным в обороте, поэтому отчуждение допустимо. При этом устанавливаются определенные ограничения самим ВК РФ. Во-первых, не допускается отчуждение таких водных объектов без отчуждения земельных участков, в границах которых они расположены. Во-вторых, данные земельные участки разделу не подлежат, если в результате такого раздела требуется раздел пруда, обводненного карьера.

В то же время нормы ВК РФ не противоречат нормам гражданского и земельного законодательства, т.к. речь идет не только об отчуждении земельного участка, но и о судьбе водных объектов, имеющих свой режим использования и защиты. Таким образом, в данном конкретном случае ВК РФ выступает законом специальным.

Часть пятая комментируемой статьи содержит очень важное положение о том, что естественное изменение русла реки не влечет за собой прекращение права собственности РФ на этот водный объект. В границах РФ это не вызывает проблем, но таковые возможны в случае, если реки являются трансграничными, особенно если по середине реки проходит государственная граница. Понятно, что в этом случае должны действовать двусторонние соглашения, которые обычно принимаются с учетом норм международного права, но решение спорных вопросов будет требовать двусторонних переговоров

Согласно части шестой комментируемой статьи формы собственности на подземные водные объекты определяются законодательством о недрах. Это прежде всего Закон РФ от 21 февраля 1992 года N 2395-1 (ред. от 27.12.2009) "О недрах". Согласно ст. 1.2 ("Собственность на недра") Закона РФ "О недрах", недра в границах территории РФ, включая подземное пространство и содержащиеся в недрах полезные ископаемые, энергетические и иные ресурсы, являются государственной собственностью. Вопросы владения, пользования и распоряжения недрами находятся в совместном ведении РФ и субъектов РФ. Участки недр не могут быть предметом купли, продажи, дарения, наследования, вклада, залога или отчуждаться в иной форме. Права пользования недрами могут отчуждаться или переходить от одного лица к другому в той мере, в какой их оборот допускается федеральными законами. Добытые из недр полезные ископаемые и иные ресурсы по условиям лицензии могут находиться в федеральной государственной собственности, собственности субъектов РФ, муниципальной, частной и в иных формах собственности.

Другой комментарий к статье 8 Водного Кодекса РФ

1. Статья 8 ВК допускает многообразие форм собственности только на некоторые искусственные ВО - пруды-копани и обводненные карьеры. Это значит, что, например, пруд, имеющий "водную" (гидравлическую) связь с другим видом ВО, не должен находиться в "нефедеральной" собственности.

В ВК применительно к находящимся в "нефедеральной" собственности ВО не используются понятия "непроточный", "замкнутый водоем" и "гидравлическая связь". Тем не менее пруды-копани и обводненные карьеры должны быть "непроточными замкнутыми водоемами". В противном случае их воды не могут считаться полностью расположенными в границе ЗУ. Например, в пруд-копань не должен впадать, из него не должен вытекать ручей за границу ЗУ с прудом-копанью.

В связи с этим количество прудов и обводненных карьеров, которые могут быть в "нефедеральной" собственности, резко сокращается, поскольку существование таких ВО, никак не связанных с иными видами ВО и при этом не пересыхающих, - редкое явление. Например, Постановлением ФАС Центрального округа от 13 октября 2006 года по делу N А08-1084/05-10 суд, установив, что право собственности ЗАО зарегистрировано в ЕГРП на приобретенный ЗУ, занятый прудом, имеющим гидравлическую связь с родником и болотом, удовлетворил иск прокурора о признании недействительным договора купли-продажи такого ЗУ и государственной регистрации права собственности ЗАО на него. Но пока в судебном порядке не доказана гидравлическая связь пруда-копани или обводненного карьера с иным ВО, они могут находиться в "нефедеральной собственности" вместе с ЗУ, на котором они расположены. Вместе с тем в судебной практике имеются решения, не учитывающие положения ВК об исключительно федеральной собственности на пруды, являющиеся не прудами-копанями, а прудами-водохранилищами (русловыми прудами), и признающие наличие возможности предоставления ЗУ с ним (под ними) в частную собственность (Определения ВАС от 31 мая 2010 года N ВАС-6423/10, от 10 апреля 2012 года N 3810/12).

Основным признаком необособленности пруда от ВО другого вида является наличие плотины. Это водоподпорное сооружение означает, что пруд - разновидность ВО другого вида - водохранилища, которое расположено на водотоке (обычно на реке), гидравлически связано с водотоком и поэтому вместе с водотоком может быть только в федеральной собственности (см. комментарий к статье 5 ВК). При этом вопреки понятию "водохозяйственная система" (см. комментарий к статье 1 ВК) плотина может быть зарегистрирована в частной собственности на основании абзаца четвертого статьи 3 ФЗ "О ГТС", что не предполагает образования под водой водохранилища ЗУ и его получения собственником плотины. Пример.

ВЫСШИЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 31 августа 2011 г. N ВАС-9262/11

ОБ ОТКАЗЕ В ПЕРЕДАЧЕ ДЕЛА В ПРЕЗИДИУМ

ВЫСШЕГО АРБИТРАЖНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

(Извлечение)

Как установлено судами, между обществом с ограниченной ответственностью "Геопрофи" и ЗАО "Разветьевское" заключен договор купли-продажи от 02.04.2009 N 01-09 гидротехнического сооружения - плотины длиной 274 метра, расположенной по адресу: Курская область, Железнодорожный район, с. Ажово. Право собственности на указанный объект подтверждается свидетельством о государственной регистрации права от 23.06.2009 N 46 АД 211663.

ООО "Геопрофи" обратилось в орган местного самоуправления с заявлением об утверждении схемы расположения земельного участка площадью 56 га, занятого гидротехническим сооружением, а также водным объектом (прудом). Администрация отказала в утверждении схемы расположения спорного земельного участка.

Полагая, что действия администрации, выразившиеся в отказе в утверждении схемы расположения спорного земельного участка, не соответствуют закону и нарушают права и законные интересы ООО "Геопрофи", оно обратилось с настоящими требованиями в суд.

Судами установлено, что обществом не представлено доказательств, свидетельствующих о наличии у него прав на водный объект (пруд), расположенный на испрашиваемом заявителем земельном участке, а потому суды признали необоснованным требование общества об утверждении органом местного самоуправления схемы расположения спорного земельного участка.

При таких обстоятельствах суды, руководствуясь положениями статьи 8 Водного кодекса Российской Федерации, статьи 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, признали оспариваемые действия администрации правомерными и отказали в удовлетворении заявленных требований.

В собственности одного лица могут находиться два или больше обособленных друг от друга насыпями прудов-копаней и обводненных карьеров, расположенных на разных ЗУ либо на одном ЗУ, если между прудами и обводненными карьерами нет гидравлической связи через ВО другого вида (например, через ручей). Это не исключает выкапывание пруда-копани так, чтобы он находился на двух или более ЗУ. Однако в будущем такой ЗУ не может быть разделен, если такой раздел приведет к разделу пруда-копани (третье предложение части 4 статьи 8 ВК).

Означает ли признание пруда-копани и обводненного карьера неотъемлемой частью ЗУ отсутствие обязанности внесения сведений о них в ГВР? Полагаем, что оснований для такого вывода нет, поскольку статья 31 ВК требует внесения в ГВР сведений о любых ВО. Однако внесение в ГВР сведений о каком-либо ВО не означает обязанность лица, которому он принадлежит на праве собственности вместе с занятым им ЗУ, вносить плату за водопользование.

Все остальные, кроме прудов-копаней и обводненных карьеров, виды ВО (реки, водохранилища и др.) могут находиться только в федеральной собственности. "Новация в части отнесения водных объектов, за исключением обособленных водных объектов, к собственности Российской Федерации, - говорилось в пояснительной записке к проекту ВК перед его внесением в Государственную Думу, - вызвана нереализуемостью норм, предусмотренных действующей редакцией Водного кодекса Российской Федерации в отношении разграничения прав собственности на водные объекты между Российской Федерацией и субъектами Российской Федерации. Этот вывод основан на определении бассейна водного объекта как территории, включающей водосборные площади гидравлически связанных водоемов и водотоков, главный из которых впадает в море или озеро". Бассейн ВО, характеризующийся описанными признаками, располагается, как правило, на территории нескольких субъектов РФ. Исключением из общего правила являются немногочисленные ВО в некоторых субъектах РФ, по территории которых протекают небольшие реки, впадающие в море, чьи бассейны полностью расположены в пределах территории соответствующего субъекта РФ.

Таким образом, фактически большинство ВО, формирующих запасы водных ресурсов государства, находятся и находились в собственности РФ. Тем не менее в соответствии с ФЗ о федеральном бюджете в 2002 - 2004 годах 100 процентов платы за пользование ВО зачислялось в доходы бюджетов субъектов РФ. Лишь с 2005 года в связи с введением в Налоговый кодекс РФ положений о водном налоге он стал полностью поступать в федеральный бюджет.

Исходя из изложенного статья 8 ВК однозначно закрепила исключительно федеральную собственность на все ВО и их части, кроме некоторых прудов-копаней и обводненных карьеров. Тем не менее попытки приватизации федеральных ВО не прекращаются. Пример.

ВЫСШИЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 26 марта 2012 г. N ВАС-2824/12

ОБ ОТКАЗЕ В ПЕРЕДАЧЕ ДЕЛА В ПРЕЗИДИУМ

ВЫСШЕГО АРБИТРАЖНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Коллегия судей Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в составе председательствующего судьи В.В. Попова, судей Е.Е. Борисовой, Ю.В. Гросула рассмотрела в судебном заседании заявление открытого акционерного общества "Томская судоходная компания" (г. Томск) от 27.02.2012 N 624 о пересмотре в порядке надзора решения Арбитражного суда Томской области от 18.05.2011 по делу N А67-877/2011, Постановления Седьмого арбитражного апелляционного суда от 02.08.2011 и Постановления Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 05.12.2011 по тому же делу, принятых по заявлению первого заместителя Западно-Сибирского транспортного прокурора Костенко Д.В. (далее - заместитель прокурора) в интересах истца - открытого акционерного общества "Томская судоходная компания" (г. Томск, далее - общество) к Верхне-Обскому бассейновому водному управлению Федерального агентства водных ресурсов (г. Новосибирск, далее - управление) о признании решения управления от 10.11.2010 N 753/11 незаконным и не соответствующим статье 209 Гражданского кодекса Российской Федерации, статье 31 Водного кодекса Российской Федерации и Положению о ведении государственного водного реестра, утвержденному Постановлением Правительства Российской Федерации от 28.04.2007 N 253 (далее - Положение о ведении государственного водного реестра).

Другие лица, участвующие в деле: третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора, - Территориальное управление Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Томской области (г. Томск, далее - территориальное управление).

Суд

установил:

решением Арбитражного суда Томской области от 18.05.2011 в удовлетворении требований отказано.

Постановлением Седьмого арбитражного апелляционного суда от 02.08.2011 решение от 18.05.2011 оставлено без изменения.

Постановлением Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 05.12.2011 судебные акты оставлены без изменения.

В заявлении, поданном в Высший Арбитражный Суд Российской Федерации о пересмотре судебных актов в порядке надзора, заместитель прокурора указывает на нарушение единообразия в толковании и применении судами пункта 2 статьи 8 Водного кодекса Российской Федерации (далее - Кодекс), ссылается на отсутствие у общества возможности для использования акватории. Заявитель полагает, что положения пункта 2 статьи 8 Кодекса не применяются к отношениям по регистрации права собственности на акваторию, так как это право возникло до введения в действие Кодекса.

Судами установлено, что общество письмом от 09.11.2010 N Н-6-53 обратилось в управление с просьбой о внесении акватории (затона) для размещения плавательных средств, расположенной по адресу: г. Томск, ул. Причальная, 6, площадью 0,036 кв. м, С.Ш. 56 град. 29 мин. В.Д. 84 град. 56 мин., в государственный реестр водных объектов, в связи с оформлением в собственность водного объекта (в порядке приватизации).

Письмом от 10.11.2010 N 753/11 обществу указано на невозможность внесения акватории в государственный водный реестр, поскольку согласно пунктам 1, 2 статьи 8 Кодекса водные объекты находятся в федеральной собственности, за исключением прудов и обводненных водных карьеров, расположенных в границах земельного участка, принадлежащего на праве собственности субъекту Российской Федерации, муниципальному образованию, физическому лицу, юридическому лицу.

Отказывая в удовлетворении требований, суды руководствовались частью 1 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, частью 1 статьи 8, статьей 31 Водного кодекса Российской Федерации, Положением о ведении государственного водного реестра и исходили из принадлежности указанной акватории к объектам федеральной собственности, а также отсутствия доказательств отнесения спорной акватории к прудам или обводненным карьерам.

При этом общество при обращении в Томский отдел Верхне-Обского бассейнового водного управления являлось водопользователем указанного водного объекта на основании лицензии и договора водопользования.

Судами установлено, что из свидетельства о государственной регистрации права от 23.03.2004, кадастрового паспорта земельного участка следует, что обществу принадлежит земельный участок с разрешенным использованием - для эксплуатации и обслуживания зданий и сооружений промзоны, общей площадью 349581,4 кв. м по указанному адресу. При этом, как следует из кадастрового паспорта, земельный участок под спорным затоном обществу не принадлежит, а также не в полном объеме находится в границах земельного участка, принадлежащего обществу, имея гидравлическую связь с рекой Томь.

На основании изложенного суды пришли к выводу, что оспариваемое решение управления вынесено в соответствии с действующим законодательством и не нарушает права и законные интересы общества.

Доводы общества ранее уже являлись предметом рассмотрения судов трех инстанций и отклонены со ссылкой на конкретные обстоятельства дела.

Нарушений норм процессуального права, являющихся основанием для отмены обжалуемых судебных актов, не установлено.

Изучив содержащиеся в заявлении доводы и принятые по делу судебные акты, коллегия судей Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации сделала вывод об отсутствии оснований, предусмотренных частью 1 статьи 304 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, по которым дело может быть передано на рассмотрение в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации.

Учитывая изложенное и руководствуясь статьями 299, 301, 304 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Суд

определил:

в передаче дела N А67-877/2011 Арбитражного суда Томской области в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации для пересмотра в порядке надзора решения Арбитражного суда Томской области от 18.05.2011 по делу N А67-877/2011, Постановления Седьмого арбитражного апелляционного суда от 02.08.2011 и Постановления Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 05.12.2011 по тому же делу отказать.

Председательствующий судья

В.В.ПОПОВ

Судья

Е.Е.БОРИСОВА

Судья

Ю.В.ГРОСУЛ

Федеральная собственность на вид ВО означает, что если на ВО, кроме пруда-копани или обводненного карьера, было зарегистрировано право собственности субъекта РФ, муниципальной или частной собственности, либо на "нефедеральном" ЗУ находится ВО, который должен находиться в федеральной собственности, то они подлежат принудительному отчуждению в федеральную собственность на основании статьи 238 ГК, в соответствии с которой, "если по основаниям, допускаемым законом, в собственности лица оказалось имущество, которое в силу закона не может ему принадлежать, это имущество должно быть отчуждено собственником в течение года". В противном случае ВО по решению суда, вынесенному по заявлению государственного органа или ОМС, подлежит принудительной передаче в федеральную собственность с возмещением бывшему собственнику его стоимости, определенной судом. При этом вычитаются затраты на отчуждение ВО.

До настоящего времени дела о принудительном отчуждении ЗУ и ВО в федеральную собственность в связи с тем, что на нем находится федеральный ВО, до ВАС не доходили. Но в любом случае наличие на земле ВО препятствует установлению границы ЗУ с его пересечением, вынуждая проводить ее не далее береговой линии (границы ВО), не огораживая и не застраивая его на береговой полосе исходя из статьи 6 ВК (см. комментарий к ней). Пример.

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД МОСКОВСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 26 мая 2008 г. N КГ-А41/4433-08

Дело N А41-К2-5492/07

Резолютивная часть Постановления объявлена 22 мая 2008 г.

Постановление в полном объеме изготовлено 26 мая 2008 г.

Федеральный арбитражный суд Московского округа в составе председательствующего - судьи Соловьева С.В.,

судей Петровой В.В., Тихоновой В.К.,

при участии в заседании от заявителя - ООО "Информ" - С., дов. от 10 декабря 2007 г.;

от ответчика - УФРС по Московской области - З., дов. от 21 декабря 2007 г. N 160-д;

от 3-х лиц: Управления Роснедвижимости по Московской области - неявка, извещены; Администрации Ленинского муниципального района Московской области - неявка, извещены; ТУ ФАУФИ Московской области - неявка, извещены; УФАКОН по Московской области - неявка, извещены,

рассмотрев в судебном заседании от 22 мая 2008 г. кассационную жалобу УФРС по Московской области (ответчик) на решение от 17 декабря 2007 г. Арбитражного суда Московской области по делу N А41-К2-5492/07, принятое судьей Бирюковой Е.В., и Постановление от 15 февраля 2008 г. по тому же делу Десятого арбитражного апелляционного суда, принятое судьями Демидовой К.И., Диаковской Н.В., Минкиной Г.Т., по заявлению ООО "Информ" к УФРС по Московской области о признании незаконным отказа в государственной регистрации права собственности

установил:

ООО "Информ" обратилось в Арбитражный суд Московской области с заявлением о признании незаконными:

- отказа Управления Федеральной регистрационной службы по Московской области (далее - УФРС по Московской области) в государственной регистрации в ЕГРП изменений площади земельного участка N 9, расположенного по адресу: Московская обл., Ленинский р-н, Сосенский с.о., вблизи Николо-Хованское, с кадастровым номером 50:21:12 01 14:0102, категория земель - земли сельскохозяйственного назначения, вид использования: для сельскохозяйственного производства;

- отказа в государственной регистрации прекращения права собственности ООО "Информ" на земельный участок N 9, расположенный по адресу: Московская обл., Ленинский р-н, Сосенский с.о., вблизи Николо-Хованское, с кадастровым номером 50:21:12 01 14:0102, категория земель - земли сельскохозяйственного назначения, вид использования: для сельскохозяйственного производства, в связи с ликвидацией объекта (письмо от 22 декабря 2006 г. N 21/038/2006-425);

- отказа в государственной регистрации права собственности ООО "Информ" на земельный участок N 9/1, общей площадью 664743 кв. м, кадастровый номер 50:21:12 01 14:1421, расположенный по адресу: Московская обл., Ленинский р-н, Сосенский с.о., вблизи Николо-Хованское, категория земель - земли сельскохозяйственного назначения, вид использования - для сельскохозяйственного производства (письмо от 22 декабря 2006 г. N 21/038/2006-426);

- отказа в государственной регистрации права собственности заявителя на земельный участок N 9/2, общей площадью 141755 кв. м, кадастровый номер 50:21:12 01 14:1422, расположенный по адресу: Московская обл., Ленинский р-н, Сосенский с.о., вблизи Николо-Хованское, категория земель - земли сельскохозяйственного назначения, вид использования: для сельскохозяйственного производства (письмо от 22 декабря 2006 г. N 21/038/2006-428);

- отказа в государственной регистрации права собственности заявителя на земельный участок N 9/3, общей площадью 32213 кв. м, кадастровый номер 50:21:12 01 14:1423, расположенный по адресу: Московская обл., Ленинский р-н, Сосенский с.о., вблизи Николо-Хованское, уч. 9/3, категория земель - земли сельскохозяйственного назначения, вид использования: для сельскохозяйственного производства (письмо от 22 декабря 2006 г. N 21/038/2006-427);

и обязании УФРС по Московской области осуществить государственную регистрацию указанных объектов.

Решением Арбитражного суда Московской области от 17 декабря 2007 г. по делу N А41-К2-5492/07, оставленным без изменения Постановлением Десятого арбитражного апелляционного суда от 15 февраля 2008 г., прекращено производство по делу в части требовании ООО "Информ" о признании недействительным отказа УФРС по Московской области в государственной регистрации изменений в площади земельного участка N 9 в связи с отказом заявителя соответствующего требования; в остальной части требования удовлетворены.

При этом суды первой и апелляционной инстанций исходили из того, что земельный участок N 9, площадью 915100 кв. м, кадастровый номер 50:21:12 01 14:0102, принадлежит ООО "Информ" на праве собственности. В результате проведенного межевания указанного земельного участка в его составе обнаружен необособленный водный объект - река Сосенка, подлежащий отнесению в соответствии со ст. 8 Водного кодекса РФ к федеральной собственности, в связи с чем земельный участок общей площадью 915100 кв. м разделен на три части по естественным границам водного объекта. Суды первой и апелляционной инстанций указали на то, что фактическая площадь земельного участка и его границы после межевания не изменились, произошло уменьшение площади в связи с исключением площади водного объекта, что, однако, не может препятствовать государственной регистрации права собственности заявителя.

В кассационной жалобе УФРС по Московской области просит суд отменить принятые по делу судебные акты и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

В обоснование жалобы ответчик указывает на отсутствие правовых оснований для регистрации права собственности заявителя на три новых земельных участка, поскольку порядок изъятия водного объекта и соответствующей площади земельного участка из собственности ООО "Информ" и передачи их в федеральную собственность, как и порядок формирования новых земельных участков, не соблюден. Ответчик указывает на то, что фактически произошел перевод участка с рекой из категории земель сельскохозяйственного назначения в другую категорию - земли водного фонда, правомерность которого судами не исследовалась.

Отзывы на кассационную жалобу не представлены.

Суд, с учетом мнения участников процесса, определил рассмотреть кассационную жалобу в отсутствие неявившихся представителей 3-х лиц.

Представитель ответчика поддержал доводы, изложенные в кассационной жалобе.

Представитель заявителя просил суд кассационной инстанции отказать в удовлетворении жалобы ввиду необоснованности.

Изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, выслушав участников процесса и проверив в порядке ст. 286 АПК РФ правильность применения судом норм материального и процессуального права, а также соответствие выводов, содержащихся в оспариваемых судебных актах, установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, арбитражный суд кассационной инстанции считает, что принятые по делу судебные акты подлежат оставлению без изменения в связи со следующим.

Проанализировав обстоятельства дела в совокупности с исследованными доказательствами и положениями ст. 17 Федерального закона "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним", суд кассационной инстанции подтверждает правильность выводов, положенных судами первой и апелляционной инстанций в основу принятых по делу судебных актов.

Как следует из материалов дела, включение необособленного водного объекта - реки Сосенка в состав земельного участка площадью 915100 кв. м, на который зарегистрировано право собственности ООО "Информ", произошло в результате использования картометрического способа межевания в отсутствие материалов аэрофотосъемки.

Между тем, в соответствии с п. 1 ст. 8 Водного кодекса РФ, водные объекты находятся в федеральной собственности, что исключает возможность существования права собственности заявителя на часть земельного участка, занятую водным объектом.

Во исполнение указания закона площадь водного объекта в результате повторного межевания земельного участка N 9 была исключена из площади данного объекта недвижимости, а оставшаяся площадь разделена на три земельных участка N 9/1, 9/2, 9/3, общая площадь которых составила 838711 кв. м.

Из представленного в материалы дела письма УФАКОН по Московской области от 7 июня 2006 г. следует, что суммарная площадь вновь образованных земельных участков равна площади фактического пользования земельного участка N 9. Судом также установлено, что при межевании не были изменены общие границы первоначального земельного участка.

Разделение земельного участка N 9 и образование на его базе земельных участков N 9/1, 9/2, 9/3 закреплены в распоряжении главы Ленинского района от 17 июля 2006 г. N 2023-р/о "Об утверждении проекта земельных участков ООО "Информ", на основании которого составлены кадастровые карты на земельные участки N 9/1, 9/2, 9/3 и объектам присвоены кадастровые номера 50:21:12 0114:1421, 50:21:12 0114:1422, 50:21:12 0114:1423.

Поскольку в результате межевания не затронуты права 3-х лиц и оно произведено во исполнение требований Водного кодекса РФ, суды первой и апелляционной инстанций правильно указали на отсутствие оснований для отказа в государственной регистрации права ООО "Информ" на вновь образованные земельные участки N 9/1, 9/2, 9/3.

Доводы ответчика, изложенные в кассационной жалобе, относительно изменения категории земель в результате межевания земельного участка N 9, суд кассационной инстанции отклоняет, поскольку ошибочное включение земельного участка под водный объект в состав земельного участка N 9 не свидетельствует о его принадлежности к землям сельскохозяйственного назначения.

Поскольку фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены судами первой и апелляционной инстанций на основании полного и всестороннего исследования доказательств, а судебные акты приняты при правильном применении норм материального и процессуального права, у суда кассационной инстанции отсутствуют предусмотренные ст. 288 АПК РФ основания для их отмены или изменения.

На основании изложенного суд кассационной инстанции приходит к выводу о законности обжалуемых решения и постановления.

Руководствуясь ст. ст. 284, 286 - 289 АПК РФ, Федеральный арбитражный суд Московского округа

постановил:

решение Арбитражного суда Московской области от 17 декабря 2007 г. по делу N А41-К2-5492/07 и Постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 15 февраля 2008 г. по тому же делу оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

Председательствующий

С.В.СОЛОВЬЕВ

Судьи

В.В.ПЕТРОВА

В.К.ТИХОНОВА

2. Как определить возможность нахождения ВО в той или иной форме собственности, если происхождение ВО - естественное или искусственное - неизвестно либо нет ясности, является ли искусственный ВО прудом-копанью или обводненным карьером либо водохранилищем?

ВК не дает ответ на этот вопрос. Поэтому потребуется либо дополнение его соответствующими положениями исходя из определения каждого ВО (см. комментарий к статье 5 ВК), либо (до внесения указанных дополнений) признание ВО прудом-копанью или обводненным карьером решением уполномоченного органа субъекта РФ или ОМС.

Отнесению ВО к прудам-копаням и обводненным карьерам решениями уполномоченных ОГВ субъектов РФ или ОМС не препятствует и ФЗ "О наименованиях географических объектов". Он относит к географическим объектам реки, озера, ледники и иные природные объекты. Между тем пруды и обводненные карьеры - не природные, а искусственные ВО. Поэтому на их наименования и переименования ФЗ "О наименованиях географических объектов" не распространяется. Он в редакции ФЗ от 10 июля 2012 года N 99-ФЗ устанавливает порядок переименования естественных природных ВО.

Поскольку наименования географических объектов находятся в ведении РФ (пункт "р" статьи 71 Конституции), ФЗ "О наименованиях географических объектов" не включает в законодательство о наименованиях географических объектов нормативные акты субъектов РФ. Они могут лишь предлагать их переименовать. Окончательное решение о переименовании природного ВО уполномочены принимать ФОИВ. Произвольная замена одних наименований географических объектов другими не допускается (статья 11 ФЗ "О наименованиях географических объектов"). Не вправе ОГВ субъектов РФ также переводить ВО из одного вида в другой (например, озеро в пруд) либо принимать решения фактически о прекращении существования ВО без соблюдения водного законодательства. В этой связи, например, Постановление губернатора Амурской области от 17 марта 2006 года N 110, утверждавшее перечень водохранилищ, подлежащих переводу в естественные ВО путем создания прорана для полного спуска воды, вскоре после начала действия ВК обоснованно было признано утратившим силу.

3. В соответствии с частью 4 статьи 8 ВК пруд-копань или обводненный карьер вместе с ЗУ, на котором он расположен, может быть предметом сделки.

Часть 4 статьи 8 ВК говорит только об "отчуждении" ВО, что предполагает сделки только по смене собственника. Однако вовлечь пруд-копань или обводненный карьер в сделку "неотчуждения" без сделки с ЗУ под таким ВО практически невозможно, поскольку хотя бы часть ЗУ под таким ВО понадобится для доступа к такому ВО. Даже если исходить из того, что границы ЗУ и ВО полностью совпадают, то и в этом случае любая сделка с ВО предполагает возникновение или прекращение определенного права на ЗУ под ВО. Поэтому следует совершать сделку не с прудом-копанью или обводненным карьером без ЗУ под ним, а сделку с ЗУ с указанием о том, что на нем находится пруд-копань или обводненный карьер.

Часть 4 статьи 8 ВК подчеркивает, что перед отчуждением пруда-копани или обводненного карьера необходимы образование и постановка на кадастровый учет ЗУ под ним. Неразрывной связью пруда-копани и обводненного карьера объясняется также запрет раздела ЗУ (если ЗУ под прудом-копанью или обводненным карьером был образован ранее), приводящего к разделу пруда или обводненного карьера, на два или более ЗУ: кадастровый инженер должен отказать в оформлении межевых планов таких ЗУ, а кадастровая палата - в постановке таких ЗУ на кадастровый учет.

Формально часть 4 статьи 8 ВК запрещает лишь раздел ЗУ, приводящий к разделу пруда или обводненного карьера (например, между наследниками), но не запрещает выдел ЗУ, приводящий к выделу пруда или обводненного карьера. Тем не менее такой выдел вряд ли можно рассматривать как допустимый, поскольку результат у него будет тот же, что и при разделе, - возникновение одного пруда или обводненного карьера на двух или более ЗУ. Пункт 2 статьи 102 ЗК применительно к ЗВФ также запрещает образование ЗУ на землях, покрытых поверхностными водами, распространяя такой запрет на любые способы образования ЗУ. Объектом права собственности, в том числе множества лиц, может быть только весь ВО. Часть ВО может быть лишь объектом права пользования (водопользования). В этой связи полагаем не соответствующим части 4 статьи 8 ВК, например, выдел ЗУ в счет земельной доли из общедолевого ЗУ сельскохозяйственного назначения, если граница выделяемого таким образом ЗУ будет пересекать площадь пруда на нем.

Сказанное не означает недопустимость выкапывания пруда на двух и более смежных ЗУ, принадлежащих как одному лицу, так и разным лицам с их взаимного согласия. Однако при возникновении такого пруда один из ЗУ под ним не сможет быть отчужден, по сути, никому, кроме собственника смежного ЗУ, пока пруд-копань существует. Такие ЗУ желательно объединить в один, устранив границы ЗУ под водой пруда-копани.

Не запрещен также раздел на два или более ЗУ с прудом-копанью или обводненным карьером, если это не приводит к разделу ВО. Раздел может происходить до (по) береговой линии ВО.

Находящиеся в частной собственности пруды-копани и обводненные карьеры не относятся к ВО общего пользования (см. комментарий к статье 6 ВК). Их собственники могут запретить другим лицам пользование такими ВО, в том числе выставлением ограждения вокруг пруда-копани (обводненного карьера) либо по границе ЗУ, на котором он находится. Согласно подпункту 1 пункта 1 статьи 40 ЗК в редакции статьи 14 Вводного закона собственник ЗУ имеет право использовать для собственных нужд имеющиеся на ЗУ пресные подземные воды, пруды, обводненные карьеры.

Передачу в частную собственность ЗУ с прудами-копанями или обводненными карьерами не следует в каждом случае рассматривать как "шаг назад" в использовании и охране ВО, как умаление конституционных прав иных граждан. Бывают случаи, когда единственный на всю округу, жизненно важный и бывший много лет общедоступным для местного населения обводненный карьер переходит в частную собственность и становится недоступным. Подобные случаи необходимо пресекать путем, например, утверждения документов в соответствии с градостроительным законодательством, по которым такой обводненный карьер относится к территориям общего пользования. Но больше распространены другие случаи, когда неухоженный пруд-копань с берегами, засоренными сверх всякой меры тем же населением, перейдя в частную собственность, приводился в порядок за счет частного лица и вновь отдавался в общее пользование за небольшую плату.

Что касается надлежащего использования прудов-копаней и обводненных карьеров, находящихся в частной собственности, то оно определяется и ограничивается их сущностными характеристиками: небольшой глубиной и акваторией и др. (см. комментарий к статье 5 ВК). Некоторые цели водопользования на обводненных карьерах, тем более на прудах-копанях, объективно неосуществимы либо крайне затруднительны (производство электроэнергии, сплав древесины, плавание крупногабаритных судов и др.).

4. С прудами-копанями и обводненными карьерами могут совершаться те же сделки, что и с ЗУ, на которых они расположены, в зависимости от того, на земле какой категории находится ВО.

Для ЗУ различных категорий земель допускается аренда. ФЗ допускают передачу ЗУ с любыми ВО (их частями) в водопользование с применением к нему положений ГК об аренде, а ЗУ с прудом-копанью или обводненным карьером - в частную собственность и совершение в дальнейшем различных сделок по их отчуждению: купля-продажа, аренда, наследование и др. Но совершение сделок может ограничиваться в зависимости от отнесения ЗУ с ВО к той или иной категории земель. Например, если пруд-копань находится на землях лесного фонда, то приватизация ЗУ лесного фонда лесным законодательством не допускается.

Следует отметить, что в первоначальной редакции проекта ВК, внесенного в Государственную Думу, после статьи 8 следовала статья, устанавливавшая, что "совершение сделок с обособленными водным объектами, расположенными в черте городских и сельских поселений или на расстоянии до одного километра от черты городских и сельских поселений, либо с естественными обособленными водными объектами, имеющими площадь акватории более трех тысяч квадратных метров и находящимися в государственной (федеральной, субъектов Российской Федерации) или муниципальной собственности, которые влекут или могут повлечь их отчуждение, не допускается". В окончательной редакции комментируемого ВК такие положения не сохранились.

5. Естественное изменение русла реки не влечет прекращение права федеральной собственности на реку (часть 5 статьи 8 ВК). Данное положение представляется излишним, поскольку от изменения места положения ВО не изменится часть 1 статьи 8 ВК, предусматривающая исключительно федеральную собственность на все виды ВО, кроме прудов-копаней и обводненных карьеров. Искусственное же изменение русла реки без оформления водопользования для изменения дна и берегов ВО не допускается (незаконно).

Изменение местоположения ВО - естественное или искусственное - всегда влечет либо занятие им прилегающей земли, либо смещение его с имевшейся земли. В любом случае это обязывает переводить такие земли из одной категории в другую (см. комментарий к статье 19 Вводного закона).

Следует отметить, что часть 5 статьи 8 ВК может утратить действие: проект ФЗ N 47538-6 "О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации", внесенного Президентом и принятого Государственной Думой в первом чтении 27 апреля 2012 года, предусматривает дополнение ГК статьей 286, часть 4 которой устанавливает: "При естественном наносе (намыве) земли водным потоком, а равно при обмелении водного объекта приращение земельного участка поступает в собственность собственника земельного участка, имеющего береговую линию с соответствующим водным объектом". Но "право собственности на земельный участок прекращается при его искусственном или естественном затоплении водой, которое привело к расширению или образованию водного объекта" (абзац второй пункта 5 статьи 286 ГК в редакции законопроекта N 47538-6).

6. Часть 6 статьи 8 ВК указывает на то, что ее положения распространяются только на поверхностные ВО. Формы собственности на подземные ВО определяются законодательством о недрах.

Закон РФ "О недрах", регулирующий в том числе использование подземных вод, устанавливает "государственную" собственность на недра, совместное ведение РФ и ее субъектов в вопросах владения, пользования и распоряжения недрами и запрещает отчуждение участков недр в частную собственность. Следовательно, в настоящее время передача подземных ВО в частную или муниципальную собственность не допускается.

Комментарии и консультации юристов по ст 8 ВК РФ

Если у вас возникли вопросы по статье 8 ВК РФ, вы можете получить консультацию юристов нашего сервиса.

Задать вопрос можно через форму связи или по телефону. Первичные консультации бесплатны и проводятся с 9:00 до 21:00 ежедневно по Московскому времени. Вопросы, полученные с 21:00 до 9:00, будут обработаны на следующий день.